В середине декабря 2011 г. Европейская комиссия презентовала «Энергетическую дорожную карту 2050″ (Energy Road Map 2050), в которой отобразила свое видение развития регионального энергетического сектора почти на 40 лет вперед. Судя по содержанию документа, борьба с глобальным потеплением по-прежнему остается абсолютным приоритетом Брюсселя. В Дорожной карте Еврокомиссия ставит перед европейским сообществом весьма непростую и амбициозную цель — к 2050 г. сократить выбросы углекислого газа, как минимум, на 80% по сравнению с 1990 г. Достижение этой цели требует коренной перестройки европейской энергетики и радикальных изменений в законодательстве. И то и другое может напрямую коснуться Украины. Если наша страна будет продолжать движение в сторону европейской интеграции, ей придется внедрять европейские стандарты и жить по европейским правилам.

Брюссельские сценарии

Можно по-разному относиться к проблеме глобальных изменений климата, разделять либо не разделять расхожее представление о том, что эти изменения вызываются избыточными выбросами углекислого газа вследствие сжигания людьми углеводородного топлива. Но в современном Европейском Союзе борьба с климатическими колебаниями является государственной политикой.

Более того, ЕС намерен вести эту борьбу в одиночку, не ожидая, пока остальной мир проникнется идеей о насущной необходимости сокращения выбросов СО2. Как отмечается в «Энергетической дорожной карте 2050″, если страны ЕС к 2050 г. уменьшат эмиссию СОна 80-95% по сравнению с 1990 г., этого хватит, чтобы ограничить размах глобального потепления и избежать самых разрушительных его последствий.

Как достичь этой цели — отдельный вопрос. Варианты ответов на него как раз и указаны в Дорожной карте. Кроме того, на ее базе группа исследователей, представляющих консалтинговую компанию McKinsey, European Climate Foundation, а также ряд европейских академических институтов подготовили доклад Power Perspectives 2030, в котором устанавливаются промежуточные цели европейской энергетической программы, перечисляются мероприятия, необходимые для ее реализации, подсчитываются приблизительные затраты и оцениваются возможные изменения рыночных условий.

Итак, согласно базовому сценарию, для того чтобы к 2030 г. добиться сокращения эмиссии углекислого газа на 54% по сравнению с 1990 г., необходимо, чтобы к этому времени доля возобновляемых источников энергии в европейском энергетическом балансе достигла не менее 49%. Еще 17% потребностей обеспечивала бы атомная энергия, а оставшиеся 34% — традиционные углеводородные энергоносители, причем 8% должно приходиться на мощности, обеспеченные установками улавливания и захоронения углекислого газа (carbon capture and storage, CCS).

В дальнейшем ситуация, по оценкам авторов исследований, может развиваться по одному из пяти сценариев.

1. Высокая энергоэффективность (High Energy Efficiency). Предусматривается сохранение в 2050 г. примерно такой же структуры энергетики, что и в 2030 г. Однако потребление электроэнергии в регионе должно сократиться на 41% по сравнению с 2005 г.

2. Диверсифицированные генерирующие технологии (Diversified Supply Technologies). Будущую структуру европейской энергетики определяет рынок благодаря свободной конкуренции источников энергии. Сокращение выбросов СО2 обеспечивается развитием атомной энергетики, широким внедрением технологий CCS и высокой платой за выбросы.

3. Высокая доля возобновляемых источников энергии (High Renewable Energy Sources). Предполагается приоритетное развитие альтернативной энергетики, доля которой в общем объеме генерирующих мощностей к 2050 г. возрастет до 75%.

4. Задержка с внедрением CCS (Delayed CCS). Допускается, что в силу каких-либо причин технологии улавливания и захоронения СОне получат к 2050 г. существенного развития. В этом случае возрастает доля атомной энергии, а сокращение эмиссии СО2 обеспечивается, главным образом, за счет высокой платы за выбросы.

5. Атомный закат (Low Nuclear). Рассматривается вариант с упадком атомной энергетики в Европе. Если в ближайшие десятилетия в ЕС не будет построено ни одного нового ядерного энергоблока, на первое место должны выйти традиционные энергоносители с обязательным внедрением технологий CCS. К 2050 г. 32% энергии в ЕС должно вырабатываться на установках, снабженных устройствами для улавливания и захоронения СО2.

По замыслу Европейской комиссии, эти сценарии должны стать темой активных дискуссий о выборе предпочтительного пути, которые продлятся до конца 2014 г. К этому времени планируется выработать промежуточные цели на 2030 г. и начать реальную работу по их достижению. «Новые задачи и новые цели должны быть юридически обязывающими, мы работаем над этим», — заявил еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер на презентации Дорожной карты.

В исследовании подчеркивается, что все сценарии вполне могут быть реализованы. При этом затраты в конечном итоге окажутся ниже, чем при продолжении текущей политики. По мнению авторов Дорожной карты, если ЕС не начнет движение в сторону альтернативной энергетики, потребителям придется все больше платить за дорожающие традиционные энергоносители (в частности, природный газ), а негативные климатические изменения будут наносить все больший ущерб экономике региона.

Прогнозы и затраты

Все сценарии, рассмотренные в Дорожной карте, предполагают существенное сокращение потребления традиционных энергоносителей. Это относится, прежде всего, к углю, однако непосредственно затрагивает рынки нефти и природного газа.

В частности, к 2050 г. предполагается сократить выбросы СО2 в транспортном секторе на 54-67% по сравнению с 1990 г. благодаря переводу автомобилей с бензина и дизтоплива на электропривод и биотопливо. По мнению авторов Дорожной карты, это приведет к падению мировых цен на нефть от $100/бар в настоящее время до $70/бар (в текущих ценах) к 2030 г. При этом ЕС сохранит свою нефтеперерабатывающую промышленность, так что удешевление нефти станет для нее благом.

Для природного газа Дорожная карта предусматривает весьма двойственный статус. С одной стороны, газовые энергоблоки будут играть в будущей энергосистеме Европы важнейшую роль резервных мощностей, обеспечивая дополнительные поставки энергии во время дневных и сезонных пиков, а также страховку на случай неблагоприятных погодных условий, нарушающих работу ветровых и солнечных энергостанций. По различным сценариям, объем потребления природного газа в европейской энергетике возрастет со 165 млрд куб м в 2010 г. до 180-297 млрд куб м в 2030 г.

С другой стороны, Дорожной картой запланировано более чем двукратное сокращение использования газа в жилищном секторе (с 154 млрд до 74 млрд куб м в год согласно всем сценариям) и стабилизация объема потребления газа в промышленности и прочих секторах экономики на уровне около 150 млрд куб м в год на протяжении, как минимум, ближайших 20 лет.

Это означает, что спрос на газ в ЕС, составивший в 2010 г. 501 млрд куб м, в 2030 г. будет находиться между 406 млрд и 523 млрд куб м. Таким образом, потребление данного ресурса или упадет почти на 20% по сравнению с текущим уровнем, или незначительно возрастет.

На сланцевый газ в Евросоюзе при этом практически не рассчитывают: его добыча в сколько-нибудь значимых объемах не планируется из-за возможных негативных экологических последствий. В качестве приоритетного источника называется, прежде всего, сжиженный природный газ (LNG).

Как полагают авторы Дорожной карты, для ее реализации необходимо будет поднять плату за выбросы углекислого газа с нынешних менее EUR10/т до EUR38/т к 2020 г. и EUR85/т к 2030 г. Это создаст достаточные стимулы для внедрения CCS и иных технологий, способствующих сокращению эмиссии СО2, а также скорейшего перехода на альтернативные источники энергии.

Прогнозируется, что к 2030 г. себестоимость ветроэнергии уменьшится с EUR150/МВтч в 2010 г. до EUR90/МВтч, а солнечной энергии — с EUR240/МВтч до EUR125/МВтч. В качестве основного источника удешевления альтернативной энергии принимается прогресс в технологиях.

Разумеется, все это появится в Европе не по мановению волшебной палочки. Авторы исследования Power Perspectives 2030 оценили возможный уровень затрат только в электроэнергетической сфере, но получили в итоге суммы буквально астрономического масштаба.

Прежде всего, новая энергетика, основанная на большом количестве мелких поставщиков ветровой и солнечной энергии с нестабильными и непредсказуемыми объемами выработки, требует принципиально иного подхода к энергосетям. Чтобы обеспечить их нормальную работу, нужны так называемые «интеллектуальные сети» (smart grids), в которых обеспечивается непрерывный процесс оперативного управления всеми компонентами за счет постоянной самодиагностики, мониторинга и информационного обмена. Такие сети в Европе пока существуют в виде пилотных проектов, продемонстрировавших как преимущества подобных систем, так и многочисленные проблемы, связанные с их функционированием.

«Интеллектуальные сети», действительно, позволяют экономить до 10-15% э/э и обеспечивают автоматическую синхронизацию многочисленных мелких поставщиков э/э, работающих в нестабильном режиме. Однако их создание требует значительных затрат на инфраструктуру, а также предъявляет повышенные требования к потребителям, которые должны реально управлять своими мощностями.

Кроме того, необходимо обеспечить свободный переток э/э по всей Европе, для чего в ближайшие двадцать лет необходимо фактически удвоить протяженность линий электропередачи. Нужно построить ряд мощных интерконнекторов, связывающих Великобританию с Ирландией и Скандинавией, Францию с Испанией, южные и северные берега Балтийского моря, север Германии с бассейном Рейна и югом.

По оценкам авторов исследования Power Perspectives 2030, только затраты на инфраструктуру составят в 2012-2030 гг. EUR114 млрд. Кроме того, еще EUR72 млрд надо будет израсходовать на создание резервных мощностей и более EUR1.6 трлн — на новые генерирующие мощности.

Всего стоимость перевода европейской энергетики на «альтернативные» рельсы составит EUR1.78 трлн евро до 2030 г. Это соответствует свыше 0.5% от совокупного ВВП ЕС в год и более чем вдвое превышает текущие инвестиции в отрасли. Если же прибавить к этой сумме расходы на энергосберегающие мероприятия и внедрение CCS, то общие издержки, по некоторым оценкам, могут превысить EUR2.2 трлн.

Финансовый вопрос будет играть ключевую роль в реализации европейской энергетической мегапрограммы. Согласно заявлению Еврокомиссии, в Брюсселе уже рассматриваются возможные модели финансирования проектов в данной сфере. В частности, к концу текущего десятилетия планируется эмиссия специальных облигаций, обеспеченных энергетическими активами. Этот механизм сейчас отрабатывается на нескольких пилотных инфраструктурных проектах, получивших от Еврокомиссии статус TEN (Trans-European Network).

По оценкам Еврокомиссии, через выпуск специальных проектных бондов удастся мобилизовать EUR4.6 млрд частных инвестиций на реализацию 5-10 проектов, которые важны для энергетического будущего Европы, но являются коммерчески невыгодными.

Так или иначе, львиную долю затрат будут нести конечные потребители энергии. По оценкам Еврокомиссии, доля затрат домохозяйств на э/э и энергоносители, составлявшая в среднем 10.5% доходов в 2005 г., возрастет до 16% в 2030 г., а затем стабилизируется на этом уровне, медленно сокращаясь до 15% к 2050 г. Еще более серьезные расходы придется нести промышленникам на внедрение новых технологий, способствующих энергосбережению и снижению выбросов углекислого газа.

Большая европейская политика

Неудивительно, что энергетические инициативы Еврокомиссии сталкиваются с ожесточенным сопротивлением. В частности, очень большое внимание уделяется заседанию Европарламента 28 февраля, на котором будут рассматриваться предложения о внесении поправок в систему торговли квотами на выбросы СО2. В настоящее время энергетические компании и многие отрасли промышленности имеют бесплатные квоты, что подрывает всю систему рыночной торговли разрешениями и удерживает плату за них на очень низком уровне.

Поправки, внесенные на рассмотрение Европарламента, как раз закрывают часть «лазеек», что будет способствовать резкому повышению цен на квоты. Промышленники протестуют против данных нововведений, указывая, что это приведет к росту себестоимости и снижению конкурентоспособности европейской промышленности на мировом рынке.

Тем не менее, вероятность принятия поправок довольно велика. К тому же правительство Великобритании рассматривает вопрос о введении с 2013 г. минимальной цены на выбросы в размере GBP16/т с постепенным ее повышением в дальнейшем.

С меньшим успехом продвигаются другие энергетические инициативы Еврокомиссии. Приостановлены дискуссии по проекту Директивы по энергоэффективности и энергосбережению, которая была вынесена на рассмотрение членов ЕС в июне 2011 г. В этой директиве предусматриваются различные юридически обязывающие меры по энергосбережению.


 

Источник:http://www.preobrazovatel.com.ua/?p=1099